Гостевая книга сайта "Могилы знаменитостей"
m-necropol.ru

Просмотр сообщения

← перейти к гостевой книге
Павел Серов   28 июля 2017, 13:11  ::
Здравствуйте, Двамал!
В интересном обсуждении в гостевой темы отношения в СССР к смерти диктатора Польши упоминалась официальная реакция власти в «Правде» и в Известиях». Но ее нельзя назвать абсолютно тождественной. Публикация в «Правде» от 13 мая 1935г. более сдержанная и сухая. В ней лишь отмечается, что покойный «был наиболее яркой фигурой среди деятелей господствующих классов Польши», и кратко излагаются этапы его жизненного пути. Статья в «Известиях» от 14 мая 1935г. была уже куда более комплиментарной. В ней маршал назывался и «организатором независимости польского государства», и "вождем польского государства", и "горячим польским патриотом".

Различие в тональности в двух главных советских газетах было, конечно же, не случайным. Один из главных тогдашних пропагандистов Карл Радек в письме от 13 мая 1935г. писал Сталину, что материал в «Правде», учитывая ее роль партийной газеты, должен иметь больше социальных акцентов, а публикация в «Известиях» должна быть максимально благожелательной к Пилсудскому. На письме Радека есть пометки Сталина. В частности под предложением Радека, в котором говорится о том, что нужно отказаться от критики Пилсудского, от нападок на него, Сталин написал: «Правильно». Интересно, что Радек в письме предлагал отправить на похороны Пилсудского Тухачевского, т.к. Пилсудский относился к нему с большим уважением, и это было бы воспринято как достойный знак внимания. Радек довольно цинично пишет Сталину: «Поляки народ — кичливо — «рыцарский» и подобные театральные жесты имеют в Польше большое значение». Но одновременно Радек в том же письме отмечает, что вероятно с теми же поляками в будущем предстоят «тяжелые дела».

На отношение в СССР к Пилсудскому, конечно же, напрямую влиял характер политических контактов с Польшей в данный конкретный момент. Ведь маршал, перефразируя Людовика XIV, мог бы сказать: «Польша-это я». Своеобразным мерилом этого являлось направление критики в адрес высланного из СССР Троцкого. Пропаганда объявляла его агентом тех стран, с которыми в данный момент были наиболее плохие отношения. Так, до победы Гитлера в Германии Троцкого называли приспешником Англии и Франции, «агентом Антанты». А уже на политических процессах 2-й пол 30-х гг., в связи с явной сменой внешнеполитической обстановки, Троцкого объявили союзником Гитлера. Так было и с Польшей. В период обострения отношений с Польшей в «Правде» от 2 июля 1931г. появилась публикация, что Троцкий – приспешник Пилсудского. Но в 1933г. Пилсудский с почестями принял советскую делегацию и обсуждал с ней вопрос о сотрудничестве. И тут же в публикациях в советской прессе Троцкий мгновенно «перестал» быть союзником Пилсудского.

В какой то степени на оценку Пилсудского влиял и его политический облик, в т.ч. и периодическое использование им социалистической риторики. Так, коммунисты в Польше первоначально рассматривали переворот в Польше 1926г. как прогрессивное явление в борьбе с правой реакцией, и лишь затем перешли к жесткой критике «режима санации». Думаю, говоря об использовании Пилсудским разных идеологических штампов, его можно характеризовать как сугубого прагматика, способного, с выгодой для себя, изменять или корректировать публично оглашаемые им взгляды в зависимости от политической конъюнктуры. Известен его весьма одновременно и циничный, и остроумный ответ делегации польской социалистической партии, пришедшей к нему в ноябре 1918г. Она привычно обратилась к нему: «Товарищ Пилсудский». Он же ответил им: «Господа, я вам не «товарищ». Мы когда-то вместе сели в красный трамвай. Но я из него вышел на остановке «Независимость Польши», вы же едете до конца к станции «Социализм». Желаю вам счастливого пути, однако называйте меня, пожалуйста, «паном».
« предыдущее . следующее »
Ответ 29 июля 2017, 07:21
Здравствуйте, Павел!